ДИАГНОСТИКА НА ПЛАТНОЙ ОСНОВЕ: +7 (499) 488-84-74
Справочная служба МНТК (г. Москва): +7 (499) 906-50-01

Новости

Поздравляем с Юбилеем профессора МНТК "Микрохирургия глаза" Валентину Григорьевну Копаеву!

12 июля 2015

12 июля 2015 г. отмечает юбилей доктор медицинских наук, профессор, офтальмохирург, действительный член РАЕН и Лазерной академии наук России, главный научный консультант МНТК «Микрохирургия глаза им. акад. С.Н. Федорова» Валентина Григорьевна Копаева, которая внесла значительный вклад в развитие глазной хирургии.

Ее научные исследования, положенные в основу докторской диссертации, сформировали новое перспективное направление реконструктивной хирургии глаза на базе трансплантации больших дисков роговицы.

Мировым приоритетом отмечены следующие научные разработки
В.Г. Копаевой:

  • профилактика астигматизма в ходе сквозной кератопластики;
  • гистологические исследования, выявившие дистрофические изменения коллагена при кератоконусе не только в роговице, но и в склере;
  • способ консервации гетеропластического материала для целей лечебной кератопластики;
  • фотодинамическая терапия как метод борьбы с неоваскуляризацией трансплантанта;

При ее непосредственном участии была разработана первая в мире эффективная технология лазерного удаления твердых катаракт без использования ультразвука, которая удостоена патентов РФ, США, Германии, а также академической премии им. А.Л. Чижевского, диплома и золотой медали ВВЦ.

Под руководством В.Г. Копаевой издан учебник для высших учебных заведений "Глазные болезни" (2002, 2008, 2012).

В.Г. Копаева и Дэвид Карчер - директор ASCRS

Результаты научных исследований профессора В.Г. Копаевой легли в основу более 400 публикаций, 35 патентов, они отражены в трудах съездов СССР, России, Европейских и Американских конгрессов. На основе ее фундаментальных научных разработок были изданы методические рекомендации Минздрава России по 4-м разделам офтальмологии. Под научным руководством В.Г. Копаевой защищено 14 кандидатских диссертаций и 1 докторская.

Интервью Валентины Григорьевны Копаевой для газеты "Мир офтальмологии" (№2, 2015 г.)


Валентина Григорьевна, расскажите о своей семье и как Вы пришли в офтальмологию?

Семья у нас небольшая, моя мама педагог (преподаватель русского языка и литературы), папа экономист, он был главным бухгалтером в Автотрансе. В 1941 г. мне было 6 лет, отец ушел на фронт, а наш дом разбомбили. Остается удивляться, как в это трудное время все было четко организовано: маму выписали из госпиталя в Москве. Не было ни жилья, ни вещей, ни документов, но ей сразу дали направление для работы в Солнцевскую школу Московской области. Школа оплачивала учителю съемное жилье. У хозяйки была небольшая комната, которую мы и занимали. Вместо стекла - мешок с соломой, топили буржуйку. Тепла хватало на 2-3 часа. В морозные дни мама брала меня с собой на уроки в старшие классы, где я тихо сидела на задней парте. Ребята со мной играли, как с куклой, иногда подкармливали. В первый класс пришла в 1943 г. Закончила школу с золотой медалью и поступила в Первый Московский медицинский институт им. Сеченова.

Сын - Сергей Юрьевич Копаев, тоже стал офтальмологом

После окончания института получила распределение в сельскую Солнцевскую больницу. Отработала там участковым терапевтом два года, ходила по вызовам не только в Солнцево, но и в прилежащих поселках Переделкино, Румянцево, Терешково. Все это время помнила про офтальмологию, которая мне нравилась в институте. Поступила в ординатуру на кафедру глазных болезней Первого медицинского института, потом в аспирантуру. В 1968 г. защитила кандидатскую диссертацию на тему хирургического лечения катаракты у больных глаукомой под руководством профессора Виталия Николаевича Архангельского. В этот же период в аспирантуре обучались Элеонора Валентиновна Егорова и Татьяна Леонидовна Климова.

В.Г. Копаева с группой курсантов и преподавателей

Как Вы познакомились со Святославом Николаевичем Федоровым?

По окончании аспирантуры места на кафедре не было, и я пошла работать в Центральную научно-исследовательскую лабораторию при Первом мединституте, в отделение, где проводилось комплексное изучение развития всех органов и систем в переходном подростковом возрасте по данным обследования студентов 1-го МОЛМИ им. Сеченова и МГУ на протяжении учебы в ВУЗах. В научной группе были врачи всех специальностей, возглавлял ее профессор Белоусов Алексей Захарович. Он заведовал кафедрой гигиены детей и подростков и одновременно был ректором Московского медицинского стоматологического института. Однажды он сказал мне что принял на работу удивительного специалиста – доктора Федорова из Архангельска, который делает великолепные операции. Он понимал, что я скучала по хирургической практике и разрешил участвовать в конкурсе на должность ассистента.

На базе курса глазных болезней в ММСИ Святослав Николаевич создал кафедру глазных болезней. Она располагалась в 50-й больнице, занимала один этаж. Святослав Николаевич сумел превратить его в образцовое отделение.

Работа со С.Н. Федоровым была интересной и во многом необычной. Трудились с утра и до позднего вечера. Те, кто не выдерживал такого ритма, быстро уходили. С.Н. Федоров внес много своей научной и житейской логики, чего не было тогда в других институтах. Утро начиналось не с обхода по палатам, как это было принято, смотреть лежачих больных едва проснувшихся в кровати с электрической лампочкой. Микрохирургия, которую активно внедрял Святослав Николаевич, упразднила необходимость строгого постельного режима после операции в течение 5-7 дней. Я еще застала такую хирургию, когда катаракту удаляли разрезом на половину глаза: ножом Грефе протыкали роговицу от лимба до лимба, потом пилящими движениями отрезали ее. Пока пилили, радужка попадала на нож и ее тоже отсекали. Операцию выполняли с полной колобомой радужки, чтобы добраться до хрусталика. Швов не накладывали. Рану прикрывали лоскутом конъюнктивы. Заживлению помогал строгий постельный режим, а длительная адинамия «награждала» пациентов осложнениями в общем статусе, такими, как инфаркт миокарда, парез кишечника и др. В 1-ом МОЛМИ клиника глазных болезней находилась в одном здании с клиникой пропедевтики внутренних болезней, которая вынуждена была получать от офтальмологов такие «подарки». Микрохирургия, несмотря на все преимущества, входила в нашу практику, «внедрялась» с большим трудом.

Почему коллектив решил переехать из 50-й больницы?

С нами в одной операционной работали врачи трех разных специальностей: офтальмологи, урологи и ларингологи. И мы очень быстро почувствовали отрицательное соседство с ними: если для офтальмолога капелька гноя для маленького закрытого глаза – это катастрофа, то для них горсточка гноя в порядке вещей. Нужно было как-то изолироваться от таких соседей.

В это время уже накопились научные исследования по имплантации искусственных хрусталиков, искусственных клапанов сердца и стало понятно, что введение инородного тела требует абсолютной стерильности, что дало возможность офтальмологам отстоять право на отдельную операционную. Постепенно такая практика реализовалась во многих многопрофильных больницах в Советском Союзе. После проведения обучения по теме имплантации ИОЛ при вручении сертификата, разрешавшего выполнение таких операций, мы всегда делали акцент на этой проблеме. В результате мы переехали в 81-ю больницу, где у нас был отдельный 5-этажный корпус. Когда главврач приходила смотреть, как мы работаем, то говорила, что мы похожи на часовщиков – такая же мелкая работа под микроскопом.

Но и в этой больнице нам тоже скоро стало тесно. На базе кафедры глазных болезней у Святослава Николаевича была сначала небольшая научная группа врачей, которая затем превратилась в научно-исследовательскую лабораторию, потом на этой базе вырос научно-исследовательский институт.

Какая у Вас специализация в офтальмологии?

Моя родная тематика вначале была – катаракта и глаукома, по которой я защитила кандидатскую диссертацию. Но когда я пришла к Святославу Николаевичу, он сказал: «Будешь заниматься пересадкой роговицы». Я очень удивилась, потому что этой проблемой в то время занималась только Одесса и еще несколько клиник, где трудились ученики академика В.П. Филатова. За 14 лет работы в одной из ведущих клиник Москвы я ни разу не видела такой операции. Никто не понимал, зачем при такой массе нерешенных задач с искусственным хрусталиком Федорову нужен был груз проблем еще и с другой серьезной научной тематикой.

Мне была поставлена цель разобраться, какую роговицу нужно использовать для пересадки и сколько суток ее нужно консервировать, а также рекомендовалось привлечь к исследованиям мужа-морфолога, который в то время заведовал кафедрой гистологии в ММСИ. Значительно позже стало понятно, чем был обусловлен выбор новой тематики – кератопластики. При имплантации зрачковых линз в случае вывиха или подвывиха основным серьезным осложнением была отечная дистрофия роговицы, и спасти положение могла только кератопластика. Это реабилитация не только пациента, но и всей технологии имплантации искусственных хрусталиков.

По литературным источникам найти готовое решение не удалось. Разброс рекомендаций относительно времени консервации роговицы по методу В.П. Филатова был в пределах от 2 до 8 суток. В свежеизданной монографии Одесского института под редакцией академика Н.А. Пучковской говорилось, что при вторичной дистрофии роговицы кератопластика не дает прозрачного приживления. Наши серьезные многолетние научные усилия в условиях появившихся новых возможностей в эксперименте (электронная микроскопия и гистохимия) и в клинике (условия микрохирургии) завершились разработкой и успешным использованием сквозной субтотальной кератопластики в лечении ряда заболеваний, в том числе и вторичной дистрофии роговицы, защитой докторской диссертации и ряда кандидатских исследований.

В.Г. Копаева в учебном классе

Вы стояли у истоков создания научно-педагогического центра?

В 1980 г. приказом Министерства здравоохранения СССР мне было поручено организовать и возглавить сначала Курс, а потом Центр усовершенствования зарубежных специалистов в области передовых технологий школы С.Н. Федорова. Это был первый в СССР опыт обучения иностранных специалистов из высокоразвитых стран мира на основе коммерческого лицензионного контракта. На педагогический центр были возложены функции Всесоюзного научно-методического центра (приказ Министерства здравоохранения СССР от 02.04.85 г. №441). Здесь получили первичную специализацию и последующее дополнительное усовершенствование коллективы врачей всех федоровских филиалов и клиник, работающих в России и других странах мира.

В.Г. Копаева в тренажерном зале Wetlab

Центр создавался не так легко и быстро, мы 4 года обивали пороги союзного и республиканского Минздравов. В то время последипломное обучение с выдачей документов государственного образца разрешалось только при высших учебных заведениях, в которых есть факультет повышения квалификации врачей, но не в НИИ. Святослав Николаевич был заведующим кафедрой глазных болезней ММСИ (затем МГМСУ) и одновременно директором НИИ «Микрохирургии глаза». Он сумел добиться не только организации обучения, но и небывалого прецедента в СССР - разрешения на платное обучение, касающееся только иностранных врачей из развитых капиталистических стран. Советские специалисты и врачи из социалистических стран обучались бесплатно. Это был серьезный шаг для внедрения федоровских технологий, а для института еще и возможность получения валюты для оснащения клиники и филиалов современной аппаратурой. Я состояла в штате кафедры с 1970 до 1991 гг. в должности сначала ассистента, доцента, потом профессора. Только в 1991 г. перешла в штат МНТК "Микрохирургия глаза" на должность директора Научно-педагогического центра. Педагогика стала моим родным делом.

Врачи, приехавшие на обучение из Бразилии

Имплантация искусственного хрусталика в России внедрялась тяжело. Пугала мысль о том, что хрусталик – это большое инородное тело для маленького объема глаза. Самыми активными в освоении данной методики были американские офтальмологи. Они приезжали сначала большими группами по 30 человек, потом были смешанные группы для специалистов из разных стран. Для приема специалистов и пациентов построили гостиницу «Ирис» рядом с институтом - с аудиторией, классами и медицинскими кабинетами. Основные лекции читал сам С.Н. Федоров на английском языке. Уже через год в Америке образовалось общество имплантологов, около ста человек. Святослав Николаевич и радовался, и печалился, что у него в клинике имплантологов можно было пересчитать по пальцам одной руки.

В те же годы у нас развивалась технология рефракционной хирургии. Она вызывала очень большой интерес у обучающихся врачей. Переводчица Галя Горянская была наглядным примером успешной коррекции миопии высокой степени. Для частнопрактикующих врачей рефракционная хирургия казалась более простой и востребованной. Освоившие имплантацию ИОЛ возвращались для изучения кератотомии, потом термокоагуляции роговицы и лазерных операций. Общество американских имплантологов трансформировалось в Общество катарактальных и рефракционных хирургов. Такие общества появились в Европе, а затем и в России.

Курсанты из Италии

Мне довелось внедрять технологию хирургической коррекции гиперметропии в институте Ньюмана во Флориде в 1987 г. Руководитель института Альберт Ньюман и его сотрудники осваивали у нас методики имплантации ИОЛ, рефракционной хирургии, кератопластики и склеропластики, а затем стали проводить обучение на своей базе. Среди слушателей в его институте встречала врачей из Австрии и Германии. Позднее наши курсанты в разных странах мира стали помощниками в организации федоровских клиник-филиалов.

Курсанты из США и Италии

Как возникла идея лазерной экстракции катаракты?

Ультразвуковая факоэмульсификация открыла новую эпоху в хирургии катаракты. Однако ультразвук в процессе разрушения хрусталика отрицательно воздействует на все структуры глазного яблока. Нужно было искать другую энергию. Успешность нашей разработки, выполненной в 1994-1997 гг. под руководством профессора С.Н. Федорова, была в том, что с помощью физиков мы экспериментально изучили воздействие нескольких твердотельных лазеров и остановились на уникальной длине волны 1,44 мкм, которая и сегодня является идеальной для катарактальной хирургии, потому что зона воздействия этого лазера не выходит за пределы капсулы хрусталика. Разрушая вещество хрусталика, мы не оказываем отрицательного воздействия даже на цилиарные отростки, которые находятся на расстоянии меньше 1 мм от капсулы хрусталика. Это объясняется прежде всего физическими характеристиками излучения, а также особенностями хирургической бимануальной технологии. Была создана лазерная установка «Ракот». Первые 100 операций выполнялись под личным контролем академика С.Н. Федорова.

На заседании Лазерной академии наук

Сегодня в мире нет другой подобной технологии, которая была бы в такой степени безопасна для окружающих тканей глаза. К тому же это одноэтапная технология, без наложения вакуума и аппланации роговицы, в ней есть самопроизвольный раскол ядра, исключающий применение чопперов и мануальной фрагментации. Работа лазерной энергии сопровождается одновременным отведением из полости глаза разрушенного материала. По оптическому волокну одновременно проводится второе низкоинтенсивное излучение, оказывающее в процессе операции лечебно-профилактическую активацию репаративных процессов в самой начальной фазе формирования посттравматического воспалительного процесса. Эффективность и безопасность данной операции всесторонне изучена в глубоких научных исследованиях, завершившихся защитой двух докторских и восьми кандидатских диссертаций.

С 1997 г. отечественная технология лазерной экстракции катаракты практикуется в клиниках института им. акад. С.Н. Федорова, а с 1998 г. – в других клиниках России, в Украине, Киргизии, Узбекистане, на Кипре. Хотелось бы надеяться, что сейчас, когда остро стоит вопрос об импортозамещении, возникнет интерес к широкому распространению более безопасной и эффективной отечественной технологии.

В.Г. Копаева и А. Ньюман. Сделана первая операция коррекции гиперметропии по методике С.Н. Федорова в США

Чем Вы занимаетесь в свободное время?

Увлечений у меня много: мне нравится художественная классическая литература, искусство, я хожу в музеи, люблю готовить. А еще - коллекционирую деревянные ложки.

На даче Валентина Григорьевна выращивает урожай винограда, яблок и рябины

Коллектив МНТК "Микрохирургия глаза" поздравляет Валентину Григорьевну с Юбилеем и желает ей здоровья и благополучия! Пусть уважение и поддержка коллег помогают сохранить кураж и азарт в работе, а любовь близких поддержит чудесный огонек любви к жизни, горящий в сердце этой очаровательной женщины. Радости, успехов и яркого солнечного настроения!